СЛАВО
Меню сайта
Категории раздела
Научное СЛОВО [3]
Художественное СЛОВО [1]
Главная » Статьи » Научное СЛОВО

К.Э. Циолковский ПРИЧИНА КОСМОСА
К.Э. Циолковский

ПРИЧИНА КОСМОСА

   Космос подобен кинематографической сцене, где развивается ряд картин совершенно автоматически. Он подобен также сочетанию звуков, которое дает нам граммофонный кружок. Он похож на будущий автомат, который будет соединять световые явления с звуковыми и другими – даже явлениями мышления, как в счетной машинке.
   Мы знаем, что есть причина всех этих автоматических действий. Она заключается в человеке – творце. Он сам есть нечто высшее сравнительно со своими произведениями.
   Не можем ли мы говорить о Причине Вселенной, как говорим о причине искусственных вещей?
   Но автоматические приборы человека, с точки зрения положительной науки, тождественны с человеком. Отличие только количественное, но не качественное. Та же материя и там и сям, те же законы Природы. Конечно, ощущение этих приборов близко к небытию, но не абсолютный нуль. Примерно, тут такая же разница, как между микробом и человеком.
   Напротив, трудно считать Причину Вселенной тождественной с нею самой. В самом деле, человек в своей деятельности не может создать ни одной крохи вещества, ни одной капли работы (по закону сохранения вещества и энергии). Причина же дала их целую бесконечность в виде безбрежного Космоса.
   Значит, первое, что мы можем сказать о Причине, это то, что она не только нечто высшее Вселенной, но и то, что Она не имеет ничего общего с веществом.
   В разные времена, при разном уровне развития и знаний, люди принимали и разные причины их существования и возможного благоденствия.
   Все полезное или угрожающее принималось порою за причину и предмет поклонения. То красота, дающая наслаждение, то страшные звери и воображаемые злые чудовища, которые могли все уничтожить, то полезные домашние животные и фантастические добрые существа, от которых казалось зависело довольство, сытость и здоровье людей, то люди – герои, то небесные тела.
   Наиболее проницательные мыслители поняли, что все их благосостояние обуславливается Солнцем. Оно дает травы, овощи, фрукты, хлеб. Без него невозможно было бы существование животных. Оно дает радостный свет, тепло и множество других благ. Солнце стало началом жизни и причиною всего. Оно было благотворящею причиной.
   Но другие, еще более разумные, поняли, что светило не имеет ума и если бы могло, то делало бы зло так же равнодушно, как и добро. Не оно ли палит урожаи в засуху и производит солнечные удары!
   Не было смысла и считаться с бездушной причиной.
   Кроме того, астрономия открыла бесчисленное множество иных солнц, не менее могущественных, чем наше, хотя и не имеющих, по своей отдаленности, такого значения для Земли.
   Тем не менее, авторитет Солнца был подорван наукой, в особенности тогда, когда Земля оказалась частью Солнца одного с ним состава.
   Была, очевидно, более важная причина (или более серьезный источник) всех солнц и всего нашего благосостояния.
   Прежде всего, ошибка была в том, что только часть Вселенной принималась за причину явлений (напр., Солнце, Земля, человек и т. п.), между тем как ясно, что весь Космос обуславливает нашу жизнь. Трудно предположить, чтобы какая-нибудь его часть не имела рано или поздно на нас влияния. Это сознание привело к пантеизму. За причину всего совершающего принята сама Вселенная. Дальнейшие изыскания о Причине Космоса, думают пантеисты, бесплодны.
   Все зависит от вещества в своей совокупности. Оно родило бесчисленные солнца, еще более бесчисленные планеты и жизнь на них. Оно произвело совершенство органических существ, устранило страдания и сделало каждый атом счастливым! Довольно изучения материи. Мы находимся в ее руках. Она наша мать и повелительница, она и есть причина.
   Но тут возникают вопросы. Отчего же Вселенная дала добро, а не зло, отчего она такая, а не другая! Ведь можно вообразить другой порядок, другое строение, другие законы Природы!
   Кроме того, какая польза почитать Вселенную; ведь это просто бесконечно сложный механизм. Почтение требует жертв. К чему же эти жертвы Природе! Ни ей, ни нам толку от этого никакого. Это то же, что и поклоняться Солнцу или огню. Надо, чтобы жертвы или наша деятельность была полезна нам самим.
   Поэтому самые мудрейшие из людей сочли за нашего властителя и повелителя то, что ведет всех людей и всех других существ к счастью, довольству, сознанию и Вечности.
   Мы говорим про мысли, правила и законы, ведущие все живое (а ведь все живо) к прочному и нескончаемому удовлетворению. Одни принимали за такую основную идею любовь к человечеству, другие – любовь и милосердие ко всему живому на Земле, третьи – милосердие ко всему земному и небесному, к каждому атому или его части. Вера в эту идею, в ее спасительность, воплощение ее в жизнь, ее распространение, подчинение ей – уже не было бесплодною жертвой. Оно могло приносить великие плоды.
   Итак, всеобщая высшая любовь к атому, в глазах мудрейших, была достойна поклонения, т. е. исполнения законов, которые выражали эту любовь.
   Но ведь милосердие и законы выходят от людей и других более высоких существ. Значит, мы приходим к почитанию избранных умнейших людей и иных существ с высшими свойствами.
   Им послушание, внимание и уважение. Хотя существа эти – дети Вселенной, но все же почитание самой Вселенной бесплодно.
   Полезно для нас ограниченных и слабых, исполнение воли избранных высших. На этом приходиться остановиться, этого кажется достаточно. Причем же тут Причина Космоса!
   Покажем, что есть смысл допускать существование Причины, разбирать ее свойства и иметь к ней некоторые чувства.
   Бежала в пустынном лесу собака и обрезала об острый осколок больно ногу. Она повизжала и побежала дальше по своим делам. Мозг ее не заработал от укола, и на осколок она не обратила никакого внимания.
   По тому же месту шел голодный заблудившийся человек. Увидав осколок, которым животное порезало ногу, он поднял его и внимательно осмотрел.
   Остатки посуды навели его на мысль об обитаемости места. Он умирал от истощения и стал искать жилища. Скоро он его нашел и был спасен.
   Кто же поступил благоразумнее – животное или человек!
   Археолог, откапывая, собирая и изучая остатки прошедшей жизни организмов, делает заключение об их существовании, строении, развитии, свойствах, обычаях, вкусах, образе жизни и т. д. Так составляется история наших предков и история эволюции животных. Неразумный же или дикий по своему незнанию человек (их большинство) разбивает старую вазу, бросает найденные случайно несовершенные орудия родичей и пренебрегает всеми полуистлевшими следами их былого существования.
   Так и мы не будем подобны неразумным животным или ограниченным и невежественным людям и разберем, насколько хватит нашего ума и знаний, свойства Причины. Она есть, потому что существует Вселенная. Нам, может быть, скажут: если мы ищем Причину Космоса, то ведь у этой Причины есть новая Причина. Так мы никогда не кончим. Да, я скажу – есть, но ум ограничен и потому будет хорошо, если мы что-нибудь узнаем хотя о первой Причине. Было время, когда и Космос, как причина, был пределом наших рассуждений. А еще раньше ограничивались даже одним Солнцем, даже одной Землей или ее предметами. Все же мы делаем шаг вперед, ища первую Причину Вселенной.
   Как по существованию разных искусственных предметов мы заключаем о настоящем или прошедшем бытии человека, как по гнездам, норам и костям узнаем животных, так и Вселенная непрерывно кричит нам о существовании Причины.
   Как по остатку старинной вазы мы судим о свойствах, искусстве и орудиях ваятеля, так по Космосу и его свойствам мы судим о качествах и целях Причины.
   Не может, например, эта Причина быть чем-то злым, раз в общем мир прекрасен и дает своим составным частям почти чистое и субъективно-непрерывное счастье. (См. мой «Монизм Вселенной»). Не может она быть ничтожной, раз мир так беспределен и вечен, не имея ни начала, ни конца.
   Когда мы видим хорошо сделанную статую или куклу, то нам приходит в голову, что сам мастер все же выше своего произведения: кукла не говорит, не ходит, не мыслит. Она даже не может сделать свое уродливое подобие. Ясно, что она ниже своего творца.
   Так же при изучении Вселенной мы должны придти к выводу, что Причина безмерно выше Космоса.
   Что для человека могущественно, то для Причины, может быть, незначительно (как игрушка для мастера). Что для сознательного животного безначально и бесконечно, то для Причины может быть ограничено, потому что сама она не соизмерима с ее изделием, как жалкий горшок или статуя не сравнимы с человеком.
   Может быть, скажут: какое нам дело до свойств Причины, если мы зависим только от Вселенной! Довольно изучения ее самой.
   Но в том-то и дело, что проникновение в свойства Причины даст неожиданные и новые выгоды, которые не может дать одно изучение Природы и которые не могут не иметь благотворного влияния на поступки человека и других сознательных.

   СВОЙСТВА ПРИЧИНЫ

   Космос бесконечен и безначален по времени и протяжению. Это поражает. Насколько же поразительна Причина, раз она произвела бесконечное! Но из этого не следует еще, что и для Причины Космос – диво. Бесконечность есть продукт мозга или, что тоже – порождение самой Вселенной. Это нечто субъективное. Что для нас беспредельно, то для Причины может быть ограниченной величиной.
   Но мы никогда этого не поймем. Можем привести только пример, который поясняет нашу мысль, но ничего не доказывает: червяк двигается по яблоку и не видит ни конца его, ни начала, оно ему кажется бесконечным. Так и Космос нам представляется неограниченным.
   Бесконечность времени и пространства есть акт Высшего творчества. Как мы производим какую-нибудь вещь, так Причина создала бесконечности всех родов. Вселенная есть просто вещь, не соизмеримая с нашими предметами (т. е. с частями Космоса).
   Вселенная безгранична по веществу. И тут можем повторить те же рассуждения касательно материи, т. е. распространенности эфира, солнц, планет и других небесных тел.
   Космос обладает беспредельной запасной работой (потенциальной энергиею). Примером могут служить вечно горящие солнца. Хотя они и тухнут, но те же или другие возгораются. Она так обильна, что даже в ограниченном кусочке материи или эфира никогда не может истощиться. Эта третья бесконечность такое же порождение человеческого ума, как и все прочие. Для Причины же и эта бесконечность, вероятно, очень незначительна, как вещь для человека. Но какова же сама Причина, которая производит все эти чудесные для людей отвлеченности! Она примерно так же могущественна, как мастер в сравнении с незаметным прахом, падающим с его одежды. Надо заметить, что все наши сравнения негодны в количественном отношении, т. е. Причина неизмеримо выше.
   Вселенная ничего не содержит, кроме атомов с их частями. Эти атомы каждую минуту готовы возникнуть к жизни. Нет атома, который бы периодически не принимал участия в высшей жизненной организации (существ, подобных человеку и выше). Математически, т. е. если принимать и незаметно малые ощущения за количества, все атомы всегда живы. Итак, весь Космос, до последних его пределов (которых, впрочем, нет) всегда жив в абсолютном смысле. Он всегда чувствует. Какова же степень жизнечувствительности Причины!
   Мы рискованно сравниваем ее с жизнечувствительностью высшего потомка человека по отношению к чувствительности травы или бактерии.
   Части Космоса – атомы живут миллиарды лет, но все же они разлагаются. Однако, мельчайшие их доли, продукты разложения, вечны. Периодически они снова соединяются и дают те же атомы. Таким образом, Космос постоянен. Он только играет, как волны в море. Каково же постоянство Причины и какова Ее личная игра.
   Что всегда было (Вселенная, например), то не может быть создано. Но ведь это рассуждение субъективно, оно есть продукт мозга. Мир создан, но это непонятно для человеческого ума. Что для нас безначально, то для Причины имеет начало. Так нельзя отыскать начало в кольце. Насекомое поденка живет день. Если бы она имела разум, то жизнь человека ей тоже бы казалась безначальной и бесконечной. Мы повторяем: мир сотворен. Все космические бесконечности только составные части изделия, которое желательно было создать Причине. Но каково же ее могущество, если Вселенная только одна из вещей Причины.
   Мы должны за ней допустить силу не только создавать, но и разрушать (уничтожать). Также делать то и другое многократно, неограниченное число раз. Причина должна иметь способность ликвидировать и производить материю. Правда, ограниченное пока наблюдение человека не замечает, чтобы Причина вмешивалась в дела Вселенной или перестраивала ее. Ни творения, ни уничтожения материи не заметно. Космос развивается машинально, но право созидать и уничтожать нельзя отнять от Причины.
   Так, если бы весь Космос исчез внезапно, то это было бы проявлением Высшей воли. Если бы народилось миллион новых Вселенных, не имеющих ничего общего ни между собой, ни с нашим миром, то в этом не было бы ничего удивительного. Разве удивительно, что горшечник разбил свой воз с горшками и сделал еще в десять раз больше посуды! Сравнение, конечно, жалкое, как и все другие.
   Обдуманность Космоса изумительна, он построен так, чтобы давать себе только счастье. Какова же мудрость Причины, если и ее изделие - Вселенная поражает нас до обморока!
   Мы доказали в «Монизме Вселенной», что Космос управляется разумом (своим собственным), что благодаря этому, в общей картине мы ничего не видим, кроме совершенного. Порожденная им жизнь выше человеческой.
   Последняя же и животная есть исключение – необходимый рассадник обновления. Такие планеты, как Земля, так редки, что их можно не считать, как не замечают пылинку на белом листке бумаги. Итак, Вселенная, в общем, не содержит горести и безумия. Ее радость и совершенство производятся ею самою. Они вполне естественны и неизбежны, как неизбежно, чтобы каждое животное сторонилось боли и других страданий. Только на Земле у низших животных и даже у человека, пока не хватает для этого ни сил, ни уменья, а в Космосе их достаточно. Со временем будет достаточно и у будущих далеких потомков человечества. Одним словом, живая Вселенная, сама по себе, довольна и разумна. Но если таково чувство мира, то каково же самочувствие его Причины.
   Цель Ее дать безмерное, никогда не прерывающееся благо. Безмерно оно не только потому, что оно по времени не имеет ни начала, ни конца, но и потому, что оно бесконечно по распространению в пространстве – даже, может быть, и в силе, т. к. все будет возрастать. Причина, создавая свою игрушку, дала ей не мучение, а радость. Мы знаем, как она велика (см. «Монизм»). Какова же доброта Причины, если даже одной из своих игрушек она дала такое счастье, которое и объять не может человеческий ум!

  ВЫВОДЫ (резюме)

   Причина несоизмерима со своим творением, т. к. создает вещество и энергию, чего Космос сам не в силах сделать.
   Для Нее ограничено то, что даже для высочайшего человеческого ума безначально и бесконечно.
   Космос для нее определенная вещь, одно из множества изделий Причины.
   Мы про другие Ее изделия ничего никогда не узнаем, но они должны быть.
   Причина, с человеческой точки зрения, во всех отношениях бесконечна по сравнению со Вселенной, которая, в свою очередь, бесконечна по отношению к любой части Космоса: к человеку, Земле, Солнечной системе, Млечному Пути, к группе спиральных туманностей, ко всему известному миру.
   Вся известная Вселенная тоже, что капля в безбрежном океане.
   Отсюда видно, что Причина по отношению к человеку и перечисленным частям Вселенной, есть бесконечно-большое второго порядка.
   Причина должна быть всемогуща по отношению к созданным Ею предметам, например, к Космосу, хотя, по-видимому, не касается его. Но он и сам по себе исправен и умеет жить на благо самому себе. Однако, это равнодушие, теоретически, во всякое время может быть нарушено.
   Причина создала Вселенную, чтобы доставить атомам ничем неомраченное счастье. Она поэтому добра. Значит, мы не можем ждать от нее ничего худого.
   Ее доброта, счастье, мудрость и могущество бесконечны по отношению к тем же свойствам Космоса.
   Каковы же практические выводы? Не осталось ли бы все по-прежнему, если бы мы и не рассуждали о свойствах Причины?
   Первый вывод: удовлетворение любознательности и вытекающее отсюда спокойствие.
   Второй: смирение перед Причиной.
   Оно поможет нам быть благоразумными и заставит нас помнить, что если нам дана нескончаемая радость, то она может быть всегда и отнята, если мы не благоговеем перед Причиною. Это дань Ее.
   Третий: чувство благодарности за нескончающееся и все возрастающее счастье. Она придает нам бодрость в нашей бедной земной жизни и заставит нас всегда помнить и любить его причину. Любовь умилостивит ее потому, что любовь также ее дань.
   Четвертый: мудрость и благость Причины по отношению к своему изделию позволяет нам думать, что могущество Причины не принесет нам зла и в будущем. Например, не прекратит существования Вселенной или не сделает его мучительным.
   Глубокие чувства наши и разум должны быть проникнуты такими мыслями и в таком нисходящем порядке:1) благоговение к Причине, 2) послушание высшим человекоподобным существам и 3) исходящей от них истине, ведущей нас к нескончаемому и великому благу.
   От Причины исходит Космос, как одно из ее произведений. От Космоса совершенные человекоподобные существа, а от них абсолютная истина, ведущая Вселенную к радости и устраняющая все страдания. Она оживляет мир и дает ему господство разума.
   Причина есть высшая любовь, беспредельное милосердие и разум. Совершенные существа выражают то же. Таково же и свойство исходящей от них Абсолютной Истины. Короче: и Причина, и органические существа Вселенной, и их разум составляют одну и ту же любовь.
   От прочитавших жду возражений и вопросов относительно этой книжки и «Монизма».
Калуга, Жорес, К.Э. Циолковский
Калуга, 1925 год. Гублит № 1498. Тир. 2000.
Категория: Научное СЛОВО | Добавил: slm (15.12.2010)
Просмотров: 433

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz